.RU

Касевич В. Б. К 28 Семантика. Синтаксис. Морфология




Ленинградский государственный университет

имени А. А. Жданова

Восточный факультет


В. Б. КАСЕВИЧ


Семантика

Синтаксис

Морфология


Москва

«НАУКА»

Главная редакция восточной литературы

1988


ББК 81

К 28


Ответственный редактор

Ю. С. Маслов


Рецензенты

И. М. Стеблин-Каменский, В. С. Храковский


Утверждено к печати

Ленинградским государственным университетом

им. А. А. Жданова


Касевич В. Б.

К 28 Семантика. Синтаксис. Морфология. — М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1988. — 309 с.

ISBN 5-02-016415-1

Книга известного советского языковеда вместе с ранее вышедшими его работами «Элементы общей лингвистики» (М., 1977), «Фонологические проблемы общего и восточного языкознания» (М., 1983) и «Морфонология» (Л., 1986) дает изложение как основных проблем современного общего языкознания, так и наиболее приемлемых решений.

Автор исследует комплекс вопросов, дискутировавшихся с позиций «концептуальной разобщенности», рассматривая их с единой точки зрения, предпринимая таким образом попытку своего рода синтеза.


К

4602000000-174

77 89

ББК 81

012(03)-88


ISBN 5-02-016415-1 © Главная редакция
восточной литературы издательства «Наука», 1988

Предисловие
Существует немало монографий и учебников с названиями «Общее языкознание», «Основы общего языкознания» и т. п. Хотя настоящая книга называется иначе, она принадлежит к тому же кругу. Заглавие «Семантика. Синтаксис. Морфология» объясняется просто. Чтобы превратить «Семантику. Синтаксис. Морфологию» в «Общее языкознание», нужно добавить (как минимум) «Фонологию», «Морфонологию», «Словообразование» и «Прагматику». Что касается первых двух, то опубликованы монографии автора, специально им посвященные [Касевич 1983; 1986b]. Статус же словообразования и прагматики носит в известной степени неопределенный характер, и в этой книге они включены, с некоторой долей условности, в разделы о словаре и семантике соответственно. Следует упомянуть также, что практически совсем не представлены в книге изучение языка в историческом плане и все то, что относят к «внешней» лингвистике, — прежде всего, социолингвистика. Специфичность названных сфер языка и языкознания очевидна, к тому же с ними в наименьшей мере связаны профессиональные интересы автора. Таким: образом, предмет монографии — это общее языкознание за вычетом аспектов, оговоренных выше.

В 1977 г, вышла книга автора «Элементы общей лингвистики» [Касевич 1977]. В ней была предпринята попытка дать в компактной форме — и под определенным углом зрения — как бы азбуку общего языкознания. Настоящая книга уже выходит за рамки «скелетного» представления материала; в ней целый ряд вопросов обсуждается с большей подробностью и, хотелось бы думать, глубиной. По-прежнему особое внимание уделяется проблемам, существенным для описания языков Азии и Африки, без чего языкознание не может претендовать на эпитет «общее».

Само собой разумеется: при нынешнем уровне узкой специализации заведомо нельзя рассчитывать, что «одна авторская сила» окажется в состоянии обеспечить равно обстоятельное и глубокое освещение всех лингвистических проблем. Тем не менее, мы убеждены, что «единичность» автора имеет и свои плюсы, так как увеличивает вероятность исследования комплекса лингвистических проблем с единой, соответственно, точки зрения.

Языкознание наших дней страдает от разобщенности (ср., например, [McCawley 1982]). Мы имеем в виду, прежде всего, концептуальную разобщенность, когда различные направления зачастую развиваются, так сказать, асимптотически, практически игнорируя друг друга. Поэтому-то и необходимы, думается, повторяющиеся время от времени попытки синтеза. Такого рода попытки, с неизбежностью неполные и несовершенные, должны способствовать преодолению разобщенности лингвистики.

В упомянутой предыдущей работе [Касевич 1977] содержались специальные разделы, посвященные генеративной лингвистике, психолингвистике, типологии. В на-/3//4/стоящей книге их нет. Генеративная лингвистика в значительной степени изжила себя. Точнее: одни направления, не утратив индивидуальности, ассимилировали определенные положения генеративизма (а его язык вошел на правах своего рода суперстрата в их терминологические системы1); другие, положив в основу те или иные постулаты трансформационно-порождающей лингвистики, тем не менее, отошли от нее в своем развитии настолько, что и фактически и, нередко, по «самоназванию» перестали принадлежать к генеративизму. Что же касается психолингвистики и типологии, то проблематика этих отраслей языкознания фигурирует в нашей работе постольку, поскольку она входит в общелингвистическую (см. об этом во «Введении», 1.4, 1.7).

Предыдущая книга автора — «Элементы общей лингвистики» — мыслилась как некий компендиум, свод кардинальных положений языкознания. Эта направленность сохраняется и в настоящей монографии. Однако в ней иное соотношение «учительного» и исследовательского: если в работе [Касевич 1977] основной задачей было дать более или менее твердые ориентиры начинающему лингвисту, то здесь автор приглашает коллегу-читателя поразмышлять совместно над устройством и функционированием языка, над тем, на каких путях может быть достигнуто единство языкознания. /4//5/

Введение ^ Лингвистика и лингвистики
1. Как явствует из сказанного в разделе «Предисловие», в настоящей книге отражены далеко не все крупные сферы языкознания — не все «лингвистики». Под последними мы имеем в виду то, что принято называть, например, «сравнительно-историческим языкознанием», «типологическим языкознанием», «контрастивной лингвистикой» и т. п. Возможно, будет нелишним дать своего рода определения тех «лингвистик», которые остались вне рамок нашего анализа. Тем самым эти рамки будут очерчены более четко, хотя и отрицательно. Попытка кратко обрисовать соответствующие сферы языкознания может иметь и некоторую самостоятельную ценность — как определенный вклад в многочисленные дискуссии по поводу того, чем занимаются разные «цехи» лингвистики.

1.1. ^ Сравнительно-историческое языкознание. Эта область языкознания, иначе известная как компаративистика, вероятно, в наименьшей степени нуждается в пояснениях: относительно компаративистики существует наибольшее согласие между исследователями по поводу ее предметной области и целей. Сравнительно-историческое языкознание сравнивает языки с точки зрения общности их происхождения. Отсюда две основные задачи компаративистики: восстановление, или реконструкция, праязыков, т. е. тех языков, от которых, предположительно, произошли языки некоторого круга (например, славянские, тюркские, индоевропейские), и классификация всех языков, живых и мертвых, по степени их близости. Такая классификация (генеалогическая, генетическая) объединяет в одну таксономическую единицу (надсемью, семью, группу, ветвь, класс и т. п.) те языки, которые приблизительно одновременно выделились из общего языка-источника (праязыка). Поскольку непосредственное определение такого рода временных характеристик чаще всего невозможно, последние понимаются как функция от количества в языках общих элементов (морфем, слов), связанных закономерными фонетическими и, одновременно, семантическими соответствиями: группируются те языки, которые содержат примерно одинаковое количество таких элементов. Из сопоставляемых единиц исключаются заимствования, звукоподражательная и звукоизобразительная лексика, лексика, связанная с культурой (последняя также может оказаться заимствованной). Типологическое сходство языков не /5//6/ может служить доказательством их генетической близости, родства.

1.2. ^ Диахроническая лингвистика. Диахроническая лингвистика, противопоставляемая синхронической — описанию современных языков, — изучает словарь, фонетику и грамматику языка, действительные для его состояний в прошлом. От синхронической она в этом смысле отличается только тем, что исследует и описывает не современный язык, а язык одной из предшествовавших эпох, взятый в его относительной неизменности. Диахроническая лингвистика представляет историю языка как ряд последовательных синхронных срезов.

В задачи диахронической лингвистики входит и реконструкция прасостояния (прасостояний) данного языка (древнерусского, древнеанглийского, древнекитайского и т. п.). Различают внутреннюю и внешнюю реконструкции, которые разнятся материалом и методами: для первой используются лишь внутриязыковые данные (письменность, архаизмы, диалекты и т. д.), для второй — также свидетельства близкородственных языков.

1.3. ^ Историческое языкознание. Историческое языкознание занимается исследованием изменения языка во времени, процесса прохождения языка через последовательные стадии его эволюции. В результате вскрываются закономерности развития разных языков, языковых типов, в конечном счете — языка как такового.

1.4. ^ Типологическое языкознание. Область типологии — сравнение языков по их строю, безотносительно к наличию/отсутствию генетической общности. В типологическом исследовании сопоставляются системы, структуры языков в отвлечении от их материального наполнения. Обычный итог типологического анализа — классификация языков с точки зрения некоторого структурного признака (признаков). Возможны фонологическая, морфонологическая, морфологическая, синтаксическая, семантическая классификации, а также более частные внутри каждой из указанных. Наиболее интересны мультифакторные сопоставления языков, при которых исследователь исходит из целого ряда структурных признаков в их взаимодействии. Поскольку в пределах каждого языка сочетаются разные структурные средства, разнонаправленные тенденции, очень эффективен квантитативный подход к типологии, при котором не просто фиксируется наличие в языке тех или иных черт, но дается их количественная оценка.

В типологии устанавливаются группировки языков как результат их сравнения. Чтобы это стало возможным, лингвист-типолог должен располагать такими определениями сравниваемых единиц и явлений языка (морфем, слов, типов синтаксической связи и т. д. и т. п.), которые позволяли бы их эффективное сопоставление: если мы соотносим единицы и явления, выделенные в языках по разным основаниям, исследование и его результаты теряют всякий смысл. Соответствующие определе-/6//7/ния, концепции, категории должно предоставить в распоряжение типологии общее языкознание, поэтому типология — один из самых мощных стимулов к развитию общего языкознания как дисциплины, пользующейся достаточно строгими методами и критериями.

1.5. ^ Ареальная лингвистика. Сфера ареальных исследований — выявление близости языков, источник которой — интенсивные контакты между языками в силу географической близости зон их распространения. Языковые общности, обусловленные ареальными факторами, могут включать как родственные языки, которые в этом случае обнаруживают большее сходство, чем им «положено» по степени их генетической близости, так и неродственные. Языки, сблизившиеся в результате контактного взаимодействия, образуют языковой союз. В лингвистике, вообще говоря, отсутствуют критерии, определяющие степень близости языков, которая позволяла бы относить их к одному языковому союзу. Вероятно, о языковом союзе можно говорить тогда, когда существует устойчивый набор признаков, объединяющих языки ареала, который (набор) уникален для данной общности. Набор должен включать как материальные, так и структурные схождения. Из этого следует, что ареальная лингвистика пользуется методами как сравнительно-исторического, так и типологического языкознания, хотя ее объект и задачи не совпадают ни с тем, ни с другим: наличие общих материальных элементов здесь не говорит о генетическом родстве, а структурное сходство языков данного ареального союза интересно в том случае, если оно приобретенное, а не исконное.

1.6. ^ Контрастивная лингвистика. Это сравнительно новая область научного языкознания, задача которой — исследование закономерностей языковой интерференции и способов ее преодоления. Подобно ареальному языкознанию, контрастивная лингвистика связана с изучением языковых контактов, однако контактов другого типа и с другим результатом. Для этой лингвистической дисциплины интерес представляет влияние первого языка индивидуума на его второй язык, первого и/или второго — на третий и т. п. Число сопоставляемых языков однозначно определяется теми конкретными языками, которыми пользуются — в любой степени и любым образом — члены той или иной общности или даже отдельные лица. Например, если студент, окончивший школу с преподаванием на одном из языков СССР, скажем, киргизском, учится в вузе с преподаванием на русском языке и изучает, согласно учебной программе, английский, то можно ожидать взаимодействия киргизского, русского и английского языков: киргизский и русский будут определенным образом влиять на английский язык учащегося. Контрастивная лингвистика и призвана предсказать, каким образом будет реализоваться такое влияние, какого типа ошибки оно вызовет, а также предложить лингвистически обоснован-/7//8/ную методику корректирования ошибок. Контрастивная лингвистика должна внести существенный вклад в формирование теоретической базы преподавания языков.

Наряду с рассмотренными выше типологической, ареальной и контрастивной лингвистиками в литературе приняты и другие обозначения сходной номенклатуры: сопоставительное языкознание, сравнительно-сопоставительное, сравнительная типология. Возможно, что от них стоило бы отказаться как от недостаточно ясно определенных или дублирующих в той или иной степени параллельно существующие термины. Так, сопоставительное языкознание, вообще говоря, покрывает любое сопоставление языков, кроме, вероятно, сравнительно-исторического. Сравнительно-сопоставительное чаще всего понимают как типологическое изучение родственных языков. Сравнительная типология — это реально сопоставление строя родного и неродного (обычно изучаемого) языков, т. е. часть контрастивной лингвистики (для изучения источников интерференции необходим, конечно, конфронтативный, как иногда говорят, анализ соответствующих языков).

1.7. Психолингвистика. Относительно подробно вопрос о соотношении лингвистики и психолингвистики освещался в наших предыдущих работах [Касевич 1977; 1983]. Грань между лингвистикой и психолингвистикой в известной степени условна. Бытовавшее одно время определение психолингвистики как теории речевой деятельности [Основы речевой деятельности 1974; Теория речевой деятельности 1968], которое предполагало, что лингвистика ограничивается изучением системы языка как таковой, едва ли может быть принято. Во-первых, речевая деятельность в основе своей протекает по правилам, «заложенным» в системе языка, так что теория, адекватно описывающая систему, с необходимостью включает и деятельностный аспект. Во-вторых, речевая деятельность в принципе может быть обеспечена средствами, отличными от тех, которые использует носитель языка. Специалисты по разработке диалоговых систем, автоматического анализа и синтеза речи, т. е. по моделированию речевой деятельности, по-видимому, не являются психолингвистами (и теоретически могут полностью абстрагироваться от изучения индивидуума — носителя языка, тем более — от психолингвистики как науки).

Схождения и расхождения между лингвистикой и психолингвистикой можно кратко описать следующим образом. Обе эти дисциплины должны ставить перед собой одну задачу: построение теории, которая удовлетворительно объясняла бы, что представляет собой система, порождающая и воспринимающая тексты; объяснительной силы теории должно быть достаточно для создания действующей модели языка. При этом лингвистика в известной степени отвлекается от того, каким образом порождает и воспринимает тексты человек: если постулированная языковедом система способна продуцировать правильные тексты, воплощающие все возможные смыслы, не /8//9/ порождает неправильных, а также приписывает адекватную семантическую информацию любому тексту, не слишком отклоняющемуся от правильного, то задача выполнена. Вообще говоря, чем ближе строение и функционирование системы к ее естественному прототипу, тем лучше. Однако есть достаточно много аспектов работы языковых механизмов человека, которые не обязаны отражать построения лингвиста даже в принципе. Как ни мало мы знаем в настоящее время о процессах, например, восприятия речи, ясно, что огромную роль в них играют эвристические процедуры, во многом базирующиеся на индивидуальном опыте человека. Разумеется, лингвистика не может и не должна заниматься такими вопросами, хотя сама по себе проблема правил перехода от текста к смыслу несомненно входит в ее компетенцию.

Вéдению психолингвистики принадлежит как раз все то, что относится к представлению языковой системы в психических структурах человека, к работе речевых (языковых) механизмов в реальных процессах речепорождения и речевосприятия. Если лингвистика изучает логику языка и речевой деятельности, то психолингвистика — их психологию. Можно привести такую аналогию. Существует логико-математическая теория доказательства теорем, где описываются жестко регламентированные процедуры алгоритмического типа, которые перечисляют все пути от «дано» до «что и требовалось доказать». Таковой должна быть в принципе и лингвистическая теория. Наряду с логико-математической теорией доказательства может и должна существовать психология математического творчества, где вскрыт механизм интуитивных догадок, озарений, которые и являют собой реальный процесс достижения математических истин (в дальнейшем его результат облекается в строгую логически упорядоченную форму). Психолингвистику занимают сходные проблемы применительно к языку и речевой деятельности.

В итоге можно заключить, что всякая лингвистика — «немножко психолингвистика» уже потому, что языком владеет человек и кардинальные свойства языка коренятся в закономерностях психики человека (и ее материального субстрата — центральной нервной системы). В то же время возможно и целесообразно разведение двух аспектов — собственно лингвистического и психолингвистического. В настоящей монографии освещаются преимущественно традиционные лингвистические проблемы, для решения которых в ряде случаев привлекаются психолингвистические методы и представления, их удельный вес, естественно, возрастает в разделах, посвященных речевой деятельности (см. гл. V).

1.8. Социолингвистика. Если лингвистика и психолингвистика изучают языковую систему и речевую деятельность «абстрактных» носителей языка, то социолингвистику интересует, как сказываются на системе, речевой деятельности, тексте социальные — в широком смысле — характеристики говорящего и /9//10/ слушающего. Таким образом, социолингвистика изучает: соотношение географической распределенности групп населения и их языковых отличий (территориальные диалекты), соотношение социальной, профессиональной стратификации общества и языковой специфики соответствующих социальных и профессиональных групп (социальные и профессиональные диалекты), особенности языка возрастных и половых групп населения, языковые контакты и их влияние на взаимодействующие языки (заимствования, интерференция при массовом би- и мультилингвизме, образование креольских языков и пиджинов), выбор языковых средств в зависимости от ситуации речевого общения (формальной, неформальной), от взаимоотношения собеседников («сверху вниз», «снизу вверх», вне субординации), вопросы различий между литературным языком и просторечием, проблемы нормы, связи языка и идеологии, языка и культуры и ряд других.

Некоторые из перечисленных аспектов не могут быть обойдены и в лингвистике как таковой. Например, в ряде языков существуют «мужские» и «женские» местоимения, как, например, бирм. чано2 ‘я’ (муж.) и чама1 ‘я’ (жен.), различие между которыми отражено, естественно, в любом описании бирманского языка. Точно так же формы респектива японского глагола занимают свое место в общей парадигме глагольных форм, и по крайней мере основные правила их употребления входят в грамматику японского языка. Иначе говоря, грань между собственно лингвистикой и социолингвистикой — как и между лингвистикой и психолингвистикой — в известной степени условна. В то же время, несомненно, существуют обширные области, которые находятся в ведении социолингвистики, но не лингвистики — и наоборот.

igra-sostoitsya-19-marta-2012-goda-v-konferenc-zale-bgu-vremya-i-mesto-utochnyaetsya-pravila-proceduri.html
igra-standarti-kommunikacii-v-sozdanii-imidzha-sedachev-v-v.html
igra-sveta-3-proriv-4-chenneling-8.html
igra-umniki-i-umnici-5-klass-po-skazam-p-p-bazhova-celi.html
igra-uznaj-derevo-po-listu-odin-rebyonok-nazivaet-harakternie-priznaki-lista-forma-razmer-risunok-kraya-poverhnost-na-oshup-a-ostalnie-po-opisaniyu-uznayut-s-kakogo-on-dereva-posle-etogo-rebyonok-demonstriruet-zagadannij-list.html
igra-v-biser-i-volnij-veter-vse-mogu.html
  • apprentice.bystrickaya.ru/viezdnie-proverki-v-sisteme-nalogovogo-kontrolya-chast-8.html
  • urok.bystrickaya.ru/postanovlenie-ot-10-sentyabrya-2009-g-720-ob-utverzhdenii-tehnicheskogo-reglamenta-o-bezopasnosti-kolesnih-transportnih-sredstv-stranica-18.html
  • universitet.bystrickaya.ru/uchebnaya-programma-dlya-specialnosti-1-21-05-02-russkaya-filologiya-pod-obshej-redakciej-doktora-filologicheskih-nauk.html
  • spur.bystrickaya.ru/metodicheskie-rekomendacii-po-izucheniyu-disciplini-metodika-issledovanij-v-socialnoj-rabote-dlya-studentov-specialnosti-040101-65-socialnaya-rabota.html
  • thesis.bystrickaya.ru/predprinimatelskaya-ideya-i-ee-obosnovanie.html
  • notebook.bystrickaya.ru/kafedra-filosofskih-uchenij.html
  • klass.bystrickaya.ru/annotacii-k-rabochim-programmam-po-biologii-6-10-klass-avtor-sostavitel-uchitel-visshej-kategorii-chernenok-l-g-annotaciya-k-programme.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/raspisanie-konferencij-i-soveshanij-stranica-6.html
  • pisat.bystrickaya.ru/uchebnaya-programma-anglijskij-yazik-5-9-klassi-astana-2010-stranica-2.html
  • institut.bystrickaya.ru/tema-4-pervaya-pomosh-postradavshim-rekomendacii-po-voprosam-ohrani-truda.html
  • spur.bystrickaya.ru/metodicheskie-rekomendacii-po-samostoyatelnoj-rabote-studentov-i-izucheniyu-disciplini-v-12-osnovi-pediatrii.html
  • lecture.bystrickaya.ru/administrativnie-soveshaniya-plan-raboti-shkoli-na-20102011-uchebnij-god.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tema-funkcionalnie-stili.html
  • letter.bystrickaya.ru/nazvanie-tablici-uchebno-metodicheskij-kompleks-dlya-studentov-idpo-specialnosti-finansi-i-kredit.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/vi-mir-izmenenij-literatura-glava-tretya.html
  • textbook.bystrickaya.ru/izgotovlenie-i-kult-oruzhiya-put-samuraya.html
  • pisat.bystrickaya.ru/starovojtov-m-k-fomin-p-a-prakticheskij-instrumentarij-organizacii-upravleniya-promishlennim-predpriyatiem-stranica-23.html
  • writing.bystrickaya.ru/apostol-sibiri-svyatitel-innokentij-veniaminov-i-pisatel-iagoncharov.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tehnika-bezopasnosti-gruzopodemnih-rabot-uchebniki-i-uchebnie-posobiya.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/programma-odobrena-ciklovoj-metodicheskoj-komissiej-gumanitarnih-disciplin-protokol-.html
  • thescience.bystrickaya.ru/k-s-stanislavskij-rabota-aktera-nad-soboj-stranica-13.html
  • literatura.bystrickaya.ru/sahalin-enerdzhi-investment-kompani-ltd-stranica-22.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/razdel-takoj-oshibkoj-bil-garri-potter-i-orden-feniksa.html
  • report.bystrickaya.ru/k-probleme-raboti-s-nedostovernimi-istochnikami.html
  • composition.bystrickaya.ru/organizaciya-i-finansirovanie-biznesa-visokih-tehnologij.html
  • college.bystrickaya.ru/-glava-imenata-na-izvestni-lichnostti-i-teoriyata-za-trgovskite-marki-sdrzhanie.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-po-literature-v-10-klasse-sostavlena-na-osnove-programmi-literaturnogo-obrazovaniya-dopushennoj-departamentom-obrazovatelnih-programm-i-standartov.html
  • college.bystrickaya.ru/0-50ru-aleksandr-misharin-prinyal-uchastie-v-ceremonii-inauguracii-gubernatora-tyumenskoj-oblasti-24112010.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/poyasnitelnaya-zapiska-v-osnovu-tipovoj-programmi-bili-zalozheni-pravovie-osnovi-reguliruyushie-deyatelnost-specialistov-po-adaptivnoj-fizicheskoj-kulture-i-sportu.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/razdel-2-soblyudenie-osnovnih-grazhdanskih-svobod-centr-pravozashitnoj-deyatelnosti-i-pravovoj-informacii.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/alternativnaya-grazhdanskaya-sluzhba-v-rf-chast-3.html
  • shkola.bystrickaya.ru/porazhayushie-faktori-harakternie-dlya-avarij-na-radioaktivno-opasnih-obektah-zagryaznenie-okruzha.html
  • control.bystrickaya.ru/borus.html
  • crib.bystrickaya.ru/istoriya-zarubezhnoj-literaturi-srednie-veka-i-vozrozhdenie-dlya-1-kursa-vechernego-otd-2-semestr-bakalavri.html
  • turn.bystrickaya.ru/osnovnaya-problematika-obsuzhdeniya-zaklyuchaetsya-v-opredelenii-roli-sovremennoj-zhurnalistiki-v-socialnom-progresse-i-opredelenii-perspektivnih-tendencij-razvitiya-samoj-zhurnalistiki.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.