.RU

Из плена легенд - Автор: А. А. Маслов Вице-президент и исполнительный директор Ассоциации Шаолиньского ушу по странам...


Из плена легенд

Итак, с заманчивым образом Бодхидхармы как основателя шаолиньского ушу приходится расстаться. Но это не снимает вопрос об основании шаолиньского ушу и поэтому вновь спросим себя - какова истинная история легендарного Шаолиня?
Никогда и никому в истории еще не удавалось точно обозначить точку отсчета того или иного явления, может быть, поэтому легенды так дороги сердцам многих историков - они изящно упрощают реальность, не иссушая ее. Естественно, что задолго до прихода Бодхидхармы в Китай там существовали методы боевых искусств, и эта практика не обошла и монахов. Тренировались они, пожалуй, меньше, чем миряне, ибо принцип ахимсы - «не причинения вреда живому» не способствовал жестким боевым тренировкам. В основном же не монахи создавали какие-то стили ушу, как принято иногда считать, но сами учились у народных мастеров, а иногда даже у профессиональных армейских инструкторов.
Если говорить о конкретной истории Шаолиньсы, то она такова. В 1У-У вв. заметно увеличивается количество буддийских монахов, приходивших из Индии в Китай и несущих «свет учения» Будды. Большинство путешествий заканчивалось неудачно. Монахи, следовавшие в основном через Персию и Среднюю Азию в обход Гималаев, нередко погибали или сбивались с пути.
Именно в это время в Китай приходит буддийский шраман Бато, известный также под именем Фото - «Будда То». На изображениях можно встретить его облик: невысокого роста, с темной кожей, огромными навыкате глазами. Бато направляется прежде всего в город Лоян, известный своими поклонниками буддизма среди придворной аристократии. С позволения и при немалой поддержке местного правителя Сяовэнь-ди в 495 г. Бато основывает в горах Суншань в уезде Дэнфэн на территории современной провинции Хэнань небольшой монастырь, который называет Шаолиньсы - «Монастырь молодого леса», так как располагался он на редколесье. /Шаолиньсы юй Шаолиньцюань (Шаолиньский монастырь и шаолиньский кулак), Сборник материалов. Гуанчжоу, 1984, с. 11./. Дело в том, что гора, на которой была построена обитель — чуть ниже по сравнению с другими горными пиками, и поэтому казалось, что лес, который окружал Шаолиньсы, чуть ниже, чем в других местах. Так возникло название этой легендарной обители.
Это место для постройки монастыря было выбрано не случайно, поскольку горы Суншань и именно та их часть, где был построен монастырь считалась священной и здесь издавна селились даосы. Такая святость места, овеянная легендами, не могла не породить новые мифы о монахах-обитателях Шаолиньского монастыря, пришедшие на смену историй о даосских бессмертных, что обитали здесь. Дело здесь даже не столько в том толчке, который дал буддизм развитию ушу (фактически, его и не было), а именно в «святости» места. Именно на стержень этой «чудесности и сокровенности» стали наслаиваться легенды о монахах-бойцах - усэнах, ибо китайское сознание настойчиво требовало наличия единого центра боевых искусств, в котором к тому же сконцентрировались и традиции духовной жизни, в частности, чань-буддизм, вера в духов, чудеса буддистов, приключения магов и многое другое. Прислушаемся к мнению большой группы китайских историков, специально исследовавших эту проблему и сделавших недвусмысленный вывод: «Фактически, связь между Шаолиньским монастырем и рождением ушу возникла из целого ряда факторов, но при этом ни один из этих факторов сам не возник из буддийского учения. Этот ряд факторов стал результатом взаимосложения целого ряда естественно-исторических причин». /Куан Вэньнань.Чжунго ушу вэньхуа гайлунь (Общая теория культуры китайского ушу), Чэнду, 1990, с. 98/. Посмотрим, как это наложение происходило в исторической конкретике.
Первоначально монастырь представлял собой лишь несколько деревянных построек. Ему с самого начала не везло. При династии Северная Чжоу в 572-575 гг. обитель была закрыта из-за гонений на буддизм, а монахи распущены. Причина этого была весьма забавна. В ту эпоху рост буддийских и даосских монастырей был столь стремителен, что менял даже социальную структуру населения. Лишь вокруг одного города Лояна, что неподалеку от Шаолиньсы, насчитывалось 1370 буддийских обителей. Супруга правителя государства Северного Чжоу У-ди покинула светскую жизнь и ушла в буддийские монахини, такую же судьбу избрали еще пять наложниц правителя. Дело дошло до того, что, перестало хватать народа для обработки полей, так как буддийское учение в то время запрещало работы на земле, поскольку это могло повредить всякой мелкой живности. Правитель издает гневный указ, видимо, памятуя и личную обиду от жен и наложниц: «Монастыри закрыть, а монахов распустить, дабы они вернулись к мирской жизни». /Чжунго фоцзяо ши (История китайского буддизма), под ред. Ху Ши/. Удар пришелся не только по буддийским монастырям, но и по даосским и конфуцианским кумирням. В результате столь кардинальных мер к мирской жизни вернулось более двухсот монахов, что сравнительно немного, если сравнить это количество с общим числом монастырей.
Когда в мае 574 г. правитель собрал видных чиновников и представителей монашества для обсуждения этого вопроса, присутствовавший на собрании шаолиньский монах Чжисюань вступил в резкую дискуссию, отстаивая право монастырей на существование, но его доводы не возымели силы. Монастырь был закрыт. /Ляо Юйгун. Шаолиньсы нэйвай гун чжэньчуань (Истинная традиция внешнего и внутреннего искусства Шаолиньского монастыря), Пекин, 1990, с. 19./.
Правда, такие гонения продолжались недолго, уже в 579-580 гг. монастырь был восстановлен, но под другим названием Чжихусы - «Взбираться на поросший холм», что являлось реминисценцией фразы из китайской классической «Книги Песен». Однако это название не прижилось, и через год монастырю возвратили старое имя Шаолинсы.
Естественно, что первым настоятелем монастыря стал сам его создатель Бато, он же и начал набирать послушников. Первый последователь Бато попал в монастырь довольно необычным образом. Однажды, прогуливаясь по улицам Лояна, Бато увидел забавное зрелище. Молодой монах (ему было лишь 12 лет) Хуэйгун, стоя на краю колодца, жонглировал ножным воланом (род китайского футбола), причем делал по 500 ударов ногой по волану за один подход. Восхитившись его умением, Бато взял Хуэйгуна в монастырь, где тот не только преподавал монахам ушу, но в зрелом возрасте даже перевел на китайский язык известный буддийский трактат «Десять земель» ("Шиди"). /Дэцянь. Шаолинь усэн чжи (Хроники монахов-бойцов Шаолиньского монастыря), Пекин, 1988, с. 17/.
Второй монах Сэнтяо (480-560) был неизменно серьезен и сосредоточен. С детства Сэнтяо был слаб и укреплял свое тело занятиями ушу. Поняв, что крепость тела непосредственно зависит от силы духа, он в поисках методик самосовершенствования обращается в буддизм и поселяется в монастыре Цзиньминсы. Прошло почти десять лет, но просветление никак не приходило к молодому. В конце концов он покидает монастырь и отправляется на поиски Бато, рассказы об удивительном умении которого достигли его ушей. Сначала Бато отнесся с недоверием к Сэнтяо - разве может быть хорошим учеником тот, кто, воспитываясь в монастыре десяток лет, так ничего и не достиг? Нехотя, он все же согласился взять его в послушники. И вскоре Сэнтяо стал единственным последователем индийского патриарха, полностью перенявшим от него тайную технику и учение о смысле сидячей медитации. Именно его назвал Бато своим преемником. Бато был весьма доволен своим учеником: «Среди постигающих созерцание, ты самый способный», - с удовлетворением говорил он. /Дэцянь. Шаолинь усэн чжи (Хроники монахов-бойцов Шаолиньского монастыря), с. 16./
Вместе с Хуэйгуном Сэнтяо преподавал в монастыре ушу, причем его подготовка была столь отменной, что он мог нанести удар ногой в прыжке выше собственного роста без всякого разбега. Китайской традицией этот монах был назван «первым монахом-бойцом Шаолиньского монастыря». Отметим, что это произошло за несколько десятилетий до легендарного прихода Бодхидхармы в Шаолинь.
Учение о сидячей медитации, о созерцании собственной природы как высшем буддийском искусстве не должно было замкнуться в небольшом монастыре. Эта мысль позвала Сэнтяо в дорогу. К тому же по буддийской традиции считалось, что для окончательного просветления требуется такое странствие меж гор и вод - «между Небом и Землей». Так Сэнтяо становится первым бродячим монахом-бойцом. Он проповедует учение чань в царстве Ци и завоевывает уважение даже у высокомерного правителя Вэньсюань-ди, а в 552 г. в горах Луншань - «Драконьих горах» создает чаньскую обитель, названную его последователями «Монастырем облачных врат» - Юньмэньсы. /Митхата Р. Цзяньмин чжунго фоцзяо ши (Краткая история китайского буддизма), с. 117/.
Но вернемся к Шаолиньскому монастырю. Он быстро развивался, хотя его деревянные постройки нередко горели. Количество послушников колебалось от нескольких десятков до двухсот-трехсот человек. Основной целью пребывания в монастыре стало «прозрение природы Будды» на основе сочетания сидячей медитации и активных физических упражнений, включающих занятия ушу, работы по благоустройству монастыря и в монастырском саду, называемые «пуцин» - «приглашены все».
Между наставниками постепенно происходит дифференциация - выделяется особый разряд людей, чьей основной задачей становится преподавание ушу. Назывались они либо просто «учителя кулачного боя» (цюаньши) либо «старейшины в преподавании боевого искусства» (уцзяо тоу). Они разрабатывают не только приемы кулачного боя, но и принципы работы с оружием, причем большинство таких методов не изобретается самими монахами, но приходит от народных учителей-мирян. Первым оружием монахов становится их неразлучный спутник - монашеский посох, изготовленный обычно из твердого и тяжелого дерева. Позже начинают использоваться и простейшие подручные средства, сельскохозяйственные орудия, предметы обихода: лопатки, костыли, короткие палки, заступы, метелки для отгона мух, палочки для еды, даже матерчатые тапочки и плетеные корзинки, считавшиеся «тайным» монашеским оружием.
Как гласят шаолиньские архивы, первоначально все приемы были объединены в один комплекс, называемый «18 рук архатов» или «18 приемов архатов», включавший в себя несколько захватов и освобождение от них, удары кулаками, ладонями, подсечки и невысокие удары ногами. Архат (кит. лохань) - это последователь Будды, достигший последней четвертой степени святости на пути к нирване и полностью освободившийся от земных желаний. Легенды гласили, что каждый из архатов создал собственный прием, которые свел воедино сам Бодхидхарма. Но как конкретно выглядел комплекс, какие приемы включал, как тренировались монахи в ту пору, да и тренировались ли вообще, этого мы не знаем. В ту эпоху, когда простейшие навыки ушу знал каждый, а монахам требовалось защищать себя во время странствий по дорогам Китая, практика ушу не была чем-то удивительным. К тому же и знаменитый комплекс «18 рук архатов» был создан значительно позже, а народная молва, вероятно, не без помощи самих монахов, приписала ему столь высокую и славную древность.

^ Как 13 монахов спасли императора

Прочтение монастырских и внешних источников той эпохи ставит под сомнение тот факт, что монахи активно изучали ушу еще в глубокой древности - скорее это были спорадические случаи. Вероятнее всего, активные тренировки монахов разворачиваются со второй половин Х в.
Тем не менее народная традиция гласит об одном важном событии, произошедшем за несколько веков до этого, которое стало, вероятно, поворотным в истории Шаолиньского монастыря, позволив ему превратиться в одну из самых богатых и знаменитых буддийских обителей. Предания доносят эту историю следующим образом. В 617-621 гг. случилась «великая смута в Поднебесной». Опытный военачальник Ван Шичунь поднял мятеж против императора танской династии Ли Шиминя (Тай-цзуна). Под своим началом Ван сумел собрать немало бойцов, на его сторону перешли также некоторые отряды императорских войск. Ли Шиминю пришлось спасаться бегством. Скрываясь недалеко от Лояна, император обратился к монахам Шаолиньского монастыря за помощью. Существует даже предание о том, что, спасаясь от преследователей, император упал в реку Сяосихэ, протекающую перед монастырем, и монахи спасли его. На защиту императора был отряжен отряд монахов из тринадцати человек.
Отряд возглавил один из лучших инструкторов Шаолиня Таньцзун, который обладал редким умением ведения боя с палкой на коне. Ему помогали мастера ушу Чжицяо, Шаньху, Хуэйян. Передовой отряд Ван Шичуна, преследовавший Ли Шиминя, подошел к Шаолиньскому монастырю, и нападающие даже попытались поджечь обитель. Но тринадцать бойцов приняли тяжелый бой, в результате которого нападающие были разбиты, но самому Ван Шичуню удалось скрыться. Монахи устремились за ним в погоню и через сутки обнаружили его на дороге, ведущей в Лоян, в окружении отборных бойцов. Завязался бой, охрана мятежника применяла мечи, копья, цепи, монахи же, действуя лишь тяжелыми посохами, сумели не только разогнать охрану, но и схватили самого Ван Шичуня. Ли Шиминь вновь взошел на трон.
Император не забыл услуги, оказанной ему шаолиньскими усэнами. Монастырю было пожаловано около 40 циней (250 га) земли, высочайшим указом монахам разрешено пить вино и есть мясо, хотя последним монахи не злоупотребляли, придерживаясь традиционных предписаний. В связи с разрешением монахам пить вино в народе даже возникла легенда, что именно шаолиньские бойцы создали стиль цзуйцюань - «пьяного кулака».
С того времени Шаолиньскому монастырю было позволено содержать особые монашеские войска - сэнбин в 500 человек, что можно считать знаком особого расположения. Знаменитому Тайцзуну, руководителю монашеского отряда, высочайшим указом было даровано звание «дацзянцзюань» - «великого полководца», и таким образом он стал первым шаолиньским усэном, получившим официальное государственное звание. Не были забыты почетными званиями и остальные двенадцать монахов. /Шаолиньсы юй шаолиньцюань (Шаолиньский монастырь и шаолиньский кулак), с. 65/.
Если история боевых подвигов 13 монахов и может принадлежать к области преданий, то факт высоких пожалований монастырю официально подтвержден многими хрониками, а на территории Шаолиньсы сохранилась каменная стела, на которой выбита каллиграфическая надпись самого Ли Шиминя, подтверждающая привилегии монастыря.
Именно после этих щедрых пожалований монастырь получил громкое звание «Первый монастырь в Поднебесной по боевым искусствам». Летописи с уважением отмечали, что «равных бойцов нет во всей Поднебесной». Теперь монахи занимались не только кулачным искусством и боем с палкой, но значительно разнообразили свой боевой арсенал, тренируясь в бое на коне, в пешем строю, использовали изогнутые мечи и даже армейские длинные копья. Начал складываться характерный шаолиньский стиль, основанный на жестких ударах, передвижениях по одной прямой, бое на близкой и средней дистанции, коротких атаках с большим количеством ударов локтями и ладонями. Высокая официальная оценка монастыря привлекала немало новичков, и в Шаолиньсы к УП в. уже находилось около 2 тыс. послушников, хотя эта цифра может быть значительно завышена, судя по небольшим размерам самого монастыря. /Дэцянь. Шаолинь усэн чжи (Хроники монахов-бойцов Шаолиньского монастыря), с. 4./
Большинство всех этих сведений - о 13 помощниках императора, обширной боевой практике - происходят непосредственно из уст и материалов самого шаолиньского монастыря, либо являются частью народного предания, поэтому достоверных сведений о занятиях шаолиньских монахов ушу мы и здесь не встречаем. Однако расскажем еще одну историю из шаолиньского канона.
Монашеское искусство долгое время считалось только привилегией мужчин, однако в 1Х веке это правило было нарушено. Шаолиньские хроники связывают эту историю с именем монаха-бойца Фуху (898-970), известного знатока шаолиньского цигун и прекрасного бойца лэйтай. Хроники так описывают его героический облик: «Своим дыханием валил противника с ног, мог находиться в спокойном созерцании по десятку дней, а двигаясь, сбивал опоры у дома».
Однажды, когда этот замечательный человек возвращался в Шаолиньсы из монастыря Баймасы ("Белой лошади"), ему на дороге повстречалась женщина-воин с огромным луком в руках. Испугавшись свирепого вида монаха, она пустила в него стрелу. Фуху, вытянув руку, поймал стрелу и бросил ее в женщину. Хотя стрела лишь слегка царапнула грозную воительницу, та тут же трижды по ритуалу преклонила колени перед мастером, попросившись к нему в ученицы. «Я желаю уйти от мира, став монахиней, и спасать мириады живых существ». Они вместе вернулись в монастырь, и Фуху передал ей свои методики цигун, научив «передвигаться в бою легко, как ласточка, нападать и наступать как снующий взад-вперед ткацкий челнок», объяснил, как стрелять из лука без промаха со ста шагов, действовать цепью и веревкой с грузом на конце.
В 967 г. Фуху со своими лучшими учениками покинул монастырь, отправившись на юг, где распространял шаолиньское учение, поражая последователей великолепным мастерством. Через три года он вернулся в родную обитель, где и скончался - «обрел абсолютный покой», как говорили сами буддисты. Фуху похоронили на семейном кладбище Шаолиня - в «Лесу пагод» (талинь), где вплоть до настоящего времени хоронят выдающихся монахов. /Дэцянь. Шаолинь усэн чжи (Хроники монахов-бойцов Шаолиньского монастыря), с. 26./
Постепенно сформировались и основные дисциплины, которым обучали шаолиньских монахов, причем этот набор предметов оставался неизменным до начала нашего века. Курс обучения состоял из четырех основных разделов. Первый - буддизм (фо) представлял собой изучение основных буддийских уложений и канонов, монастырских правил (виная), основ медитативной практики и созерцания. Второй раздел - боевой (у) включал в себя практику боевых искусств, методы поддержания физического здоровья, выездку на коне. Третий раздел - медицинские знания (и) включал основы массажа, использование и составление лечебных бальзамов, отваров, мазей, применение в медицинской практике ядов, минералов, внутренностей животных. Нередко во время тренировки монахи получали серьезные травмы и для их врачевания было разработано более трех тысяч различных рецептов. Последний, четвертый раздел - «гражданские науки» (вэнь) предусматривал занятия каллиграфией, стихосложением, изучение классической литературы и живописи. До сих пор одной из высших похвал шаолиньских монахов может служить фраза - «человек, искушенный в четырех дисциплинах».
В ту эпоху монашеское боевое мастерство вряд ли можно было назвать экстраординарным, в частности, сами Шаолиньские послушники признавали, что профессиональные армейские инструктора ушу значительно превосходят их. Подтверждением этому служит тот факт, что в 961 г. тогдашний настоятель Шаолиня Фуцзюй пригласил 18 самых известных мастеров ушу в монастырь, поселив их в своей обители на три года, для демонстрации своих школ и обучения монахов. В этом рассказе не случаен сюжет о 18 мастерах - символическом напоминании о 18 архатах. В это же время император Чжао Куанъин, большой знаток боевых искусств, регулярно поддерживал связи с монастырем и даже посылал туда известных военачальников Гао Хуайдэ и Гао Хуэйляна для обмена опытом. /Дэцянь. Шаолинь усэн чжи (Хроники монахов-бойцов Шаолиньского монастыря), с. 5/
По сути именно деятельность настоятеля Фуцзюя и положила начало регулярной практике ушу среди монахов. Про самого Фуцзюя рукописная хроника Шаолиня говорит: "Известный монах Шаолиньсы Фуцзюй был велик своей благодатью, был совершенен и в буддизме, и в ушу, и в медицине, и в гражданских науках" /Шаолиньцюань пу шоумяобэнь (Рукописные речения о шаолиньцюань), цз. 1/.
Во второй половине Х в. Фуцзюй неоднократно (по некоторым источникам - трижды) приглашал лучших мастеров Китая для развития Шаолиньской системы. В результате этого и начал формироваться ранний шаолиньский стиль, представлявший тогда своеобразную «коллекцию» лучших народных и армейских методов ушу. Приглашенными преподавателями в монастыре стали отнюдь не добродетельные последователи Будды или степенные ученые мужи-конфуцианцы, но простые малообразованные народные учителя, причем среди них хроники упоминают и разбойников, бродячих воинов, способ добывания денег которыми не вызывал особых сомнений. И вот якобы такие люди стали наставниками смиренных монахов в боевых искусствах. Основой для этих сведений становятся известные «Хроники Шаолиньского монастыря», дословно рассказывающие о следующем: «Овладевающий искусством кулачного боя /В тексте дословно говорится об «искусстве ладони», что свидетельствует о том, что уже в ту эпоху большинство ударов наносилось не кулаком, но ладонью как поверхностью, способной обеспечить более мощный «выброс усилия» и «выброс ци»/ начинал свои занятия с искусства «длинного кулака» (чанцюань) сунского императора Тай-цзу (т.е. Чжао Куанъиня - А.М). Стиль тунби ("руки, проходящие насквозь") мастера Хань Туна представлял собой особо изощренный метод из способов «оборачивания и подсекания» учителя Ю Гоэня. /«Оборачивания и подсекания» - речь идет о характерной шаолиньской технике - залом запястья противника «оборачиванием» своей кисти в районе лучезапястного сустава противника, после чего следует подсечка. Этот прием мог привести к перелому руки и вывиху коленного сустава/ .Но еще более удивительным считался стиль «короткого кулака» (дуаньцюань) мастера Вэнь Тяня, а самым эффективным - стиль «коротких ударов» (дуаньда) учителя Ма Цзи. Особо развит был «кулак обезьяны» (хоуцюань) учителя Кун Даня. Благодаря надавливаниям корпуса мастера Хуан Гу противнику трудно близко подойти к тебе. Удары всей плоскостью ладони (мяньчжан) мастера Мянь Чэна стремительно-неудержимы. А вот еще несколько стилей: «сквозной кулак» (тунцюань) учителя Цзинь Сяна из области Янь, «захватывающие, отводящие и давящие руки» Лю Сина, «крутящиеся» удары по ушам Тань Фана, методы «приклеивания», /«Приклеивание» - наложение своих ладоней на конечности противника, что обеспечивает полный контроль над его действиями и значительно сковывает движения. На высших этапах «приклеивание» должно выполняться не только путем физического воздействия, но и «следование» своим сознанием за намерениями соперника/, захватов и прыжков Янь Цина, могучие парные удары ногами - «ноги утки-мандаринки» мастера Линь Чуна, семь позиций и последовательные удары ладонями учителя Мэн Су, «взрывающиеся удары» (баочуй), наносимые в углубления тела (т.е. в болевые точки - А.М.) мастера Цуй Ляня, методы «пронзающих рук, отведения атак и прямого проникновения» Ян Гуня, способы победы над соперником стиля богомола мастера Ван Лана, броски и жесткие удары Гао Хуайдэ. Все это, начиная от «коротких ударов» вплоть до «длинного кулака», было собрано и обобщено чаньским учителем Фуцзюем». /Дэцянь. Шаолинь гунфу цыдянь. (Словарь Шаолиньского гунфу), Пекин, 1988, 395-396/.
Перечисленных методов и стилей, собранных Фуцзюем, ровно восемнадцать. Может быть, вышеназванные мастера или их прямые последователи и были теми 18 учителями, которые преподавали в Шаолиньском монастыре премудрости ушу монахам? Кстати, на этой, довольно обширной цитате из «Хроник Шаолиньского монастыря» многие китайские исследователи ушу основывают свое мнение о том, что уже в Х веке монахи не просто активно занимались боевыми искусствами, но имели в своем арсенале столь разнообразные методы боя, что превосходили в своем мастерстве и комплексности изучения любых народных учителей и даже профессиональных воинов. Но кое-что подсказывает нам, что мы вновь сталкиваемся с уже привычной мифологизацией действительности и «углублением» истории боевых искусств.
Прежде всего, ряд перечисленных в «Хрониках...» мастеров жил значительно позже Фуцзюя. Например, Ван Лан, которому традиция приписывает создание «стиля богомола», жил в конце ХУ1 -начале ХУП в. Янь Цин и Линь Чун - герои традиционного китайского романа «Речные заводи» действовали в Х1У в. Заметим, что «Хроники...» в отношении истории ушу весьма ненадежный исторический источник, так как принадлежат к «внутренней традиции» Шаолиня и не свободны от субъективного желания «углубить» историческую нить шаолиньской школы. Таким образом описание заслуг настоятеля Фуцзюя оказывается более поздним, не ранее ХУШ века, привнесением в шаолиньские архивы, причем сделаны были эти записи тогда, когда все вышеперечисленные стили уже активно практиковались в народных школах ушу. Вывод из всего этого недвусмыслен - нет ни одного достоверного источника о том, что монахи до Х в. занимались в Шаолиньском монастыре каким-то особенным стилем или школой ушу.
Правда, воспользуясь случаем, укажем на одну небезынтересную подробность, упомянутую в «Хрониках...». Основателями, пусть даже легендарными, шаолиньского ушу считались не монахи, но разбойники типа Линь Чуна и Янь Цина, народные бродячие мастера и другие представители локальной культуры. Это говорит о том, что все легенды о создании шаолиньского искусства имели своим истоком не монастырскую, но народную среду. Итак, вероятнее всего, традиционные рассказы о героях-основателях шаолиньского ушу первоначально создавались в народной среде, а затем уже попадали в монастырские хроники.
Примечательно, что именно к тому времени многие истории относят зарождение первых доктринальных споров в шаолиньском искусстве, истоком которых послужила дискуссия о том, кто же является основателем шаолиньского ушу. Не трудно догадаться, зная уже историю становления легенды о Бодхидхарме, что этот спор мог возникнуть не раньше ХП в., если речь идет о том, кто является первопатриархом чань. Если же говорить о создателе шаолиньского ушу, то этот вопрос мог быть лишь в ХУШ в., когда сложилась версия о «мастере ушу Дамо». Но так или иначе, традиция относит истоки этого спора к 1Х в.
В это время на юго-западе провинции Сычуань возник монастырь Кэпусы, монахи которого проповедовали учение чань. В нем же родился позже и стиль, называемый «шаолинь цзинганчань цзыжаньмэнь» - «Шаолиньская школа алмазного созерцания и естественности». Этот стиль - весьма эффективный в бою, с многочисленными ударами ногами и бросками - практикуется до сих пор, например, в сычуаньском монастыре Юйлунсы — «Нефритового дракона».
У последователей этой школы возник спор с шаолиньскими монахами по двум кардинально важным вопросам. Прежде всего, как считали монахи Кэпусы, основателем учения чань следует считать не Бодхидхарму, а того, кто построил Шаолиньский монастырь и обучал монахов сидячей медитации - шрамана Бото. Во-вторых, шаолиньских монахов обвинили в том, что у них практика кулачного боя (цюань) у них отделена от духовного учения (цзяо), и якобы уже мало кто из шаолиньских монахов способен объяснить и тем более реализовать внутреннюю связь боевой практики и чаньского созерцания.
По мнению последователей «Школы алмазного созерцания и естественности», лишь в их школе ушу и духовное учение стали взаимным выражением друг друга, и, таким образом, по своей эзотерической сущности практика ушу ничем не отличается от чаньского созерцания природы Будды внутри себя. Символическим выражением этого стал особый знак местных монахов, напоминающий индийскую свастику - знак солнечного божества, счастья и благоденствия. Он представлял собой две перекрещенные линии в форме «S», вписанные в круг. Если одна такая линия обозначала два противоположных начала инь и ян, то две линии символизировали присутствие начала ян внутри инь и наоборот, свидетельствуя о бесконечности трансформаций мира.
Символичным было и само название стиля. Оговоримся - сами монахи считали его не стилем, а особой формой чаньского учения и путем следования к просветлению. Трактовка этого названия давалась следующая: «чань» - это высший тип бессловесной мудрости, благодаря которой можно достичь внутреннего озарения, принимая «утонченную мудрость, выше которой нет ничего» и подходя к границам «полного всеотсутствия и полного всеприсутствия», то есть единства внешней и внутренней сущности вещей всего мира, их взаимослияния. В практике такое состояние реализовывалось через занятия «внутренним искусством» и сидячей медитацией. Все это требовало невероятной крепости духа и терпения, поэтому и звалось «алмазным созерцанием». /Шаолиньсы юй Шаолиньцюань (Шаолиньский монастырь и Шаолиньский кулак), с. 40-41/.
Монахи, практикующие это направление ушу, немало уделяли внимания специальным методам психопрактики. Упражнения начинались с пяти форм медитации (Будда, дракон, журавль, тигр, орел), во время которой повторялись особые звуки - толони (санскр. дхарани), вводящие сознание медитирующего в резонанс со вселенной. Затем следовали семь медитативных форм (журавль, дракон, лев, тигр, леопард, змея, черепаха), приписываемые Бото, а завершались тренировки несколькими гимнастическими и дыхательными упражнениями из комплекса в пятьсот форм для «очищения мысли». В более позднее время эта шаолиньская школа оказала влияние на формирование «кулака змеи» (шэцюань), у истоков которого стоял чаньский учитель, последователь «алмазного созерцания» Цзину.
Итак, эта история доносит до нас отголоски какого-то давнего спора об истинности шаолиньской традиции, о чистоте и искажениях чаньской школы. Как мы еще увидим, это был далеко не единственный спор, в который были вовлечены шаолиньские последователи на пути развития боевых искусств.

^ Цзюэюань и его собратья

Х-ХП века - страницы шаолиньской истории этого времени почти полностью размыты временем. Где-то промелькнет сообщение о том, как грозный монах разогнал десятки бандитов, защищая простолюдинов или о том, как Шаолиньсы горел несчетное количество раз.
Даже в просвещенную Сунскую эпоху, в период расцвета придворных боевых искусств, шаолиньское ушу то ли полностью приходит в упадок, то ли до этого времени еще даже не складывается как сравнительно целостная система. Не трудно заметить, что все рассказы о Бодхидхарме, 13 монахах-спасителях императора Ли Шиминя, 18 мастерах, преподающих ушу в стенах монастыря, больше напоминают легенды, да и встречаются эти истории в тех источниках, которые отстоят от описываемых событий на несколько сотен лет. Разумеется, в основном они дописывались позже, дабы придать особый колорит, какую-то «патину древности» боевой обители в ту эпоху, когда она действительно становится местным центром ушу. Все хроники Шаолиньсы сходятся на том, что в начале ХШ века Шаолиньсы приходит в упадок, за которым последовало возрождение утраченной системы монашеских боевых искусств, хотя, как я уже заметил, может быть, до той поры не было вообще. Основной источник по истории монастыря "Хроники Шаолиньсы" (Шаолиньсы чжи"), на основе которых здесь и излагается большая часть материала, почти молчат об этом периоде.
"Молчание века» было нарушено совсем молодым человеком Цзюэюанем, ставшим настоящей легендой Шаолиня наряду с самим Бодхидхармой. Уже позже про него были сочинены стихи, устные рассказы, а в наше время даже сняты фильмы.
...Наполовину выгоревшие постройки, груды мусора перед некогда роскошными воротами и почти полностью скрывшиеся под слоем пыли настенные росписи - именно в таком виде застал Шаолиньский монастырь юноша, пришедший сюда в 1224-1232 гг. и принявший монашеское имя Цзюэюань - «Прозревающий далекое». Он ушел из родных мест, из области Яньчжоу, лишь с одной целью - постичь тайны боевых искусств шаолиньских монахов. В течение нескольких лет он тренировался у лучшего инструктора монастыря по ушу могучего Хунвэня, который преподавал сразу четыре монастырских дисциплины: буддийское учение, медицинские знания, боевые искусства и гражданские дисциплины. Отличался он неимоверной силой, напримре, он становился, широко расставив ноги, и немного присев, клал себе на голову каменную плиту весом под 50 кг, а на каждое колено ставил еще по человеку и стоял таким образом, пока не сгорит наполовину огромная курительная свеча в рост человека. Хроника уважительно отмечала, что при этом «изо рта даже тяжелого дыхания не вырывалось, лицо не меняло свой цвет, а стоял он незыблемо, словно гора Тайшань». /Дэцянь. Шаолинь усэн чжи (Жизнеописания монахов-бойцов Шаолиньского монастыря), с. 30./
Вот к такому удивительному человеку и попадает молодой Цзюэюань. У него он изучает комплекс «18 рук архатов», постигает основы буддийской медитации. И все же Цзюэюань считает, что шаолиньская система ушу остается слабее многих армейских методов ушу. К тому же, как ему казалось, многое из шаолиньского знания оказалось утраченным из-за того, что в резуьтате пожаров и разрушений часть монахов-бойцов покинула обитель и расселилась в других местах. Цзюэюань решает восстановить древнюю славу Шаолиньсы и, получив благословение Хунвэня, отправляется в путь. Он посетил немало мест, встречался со многими бойцами, но оказалось, что ни один из них не способен показать что-либо достойное шаолиньской традиции.
Как-то дорога привела его в город Ланьчжоу, где он повстречал некоего мастера Ли Соу - «старца Ли». По одной из легенд, Цзюэюань помог Ли Соу отбиться от бандитов, после чего им пришлось несколько месяцев скрываться от разбойников в бамбуковых зарослях недалеко от города. Узнав о цели путешествия Цзюэюаня, Ли Соу рассказал, что в Лояне, то есть совсем недалеко от Шаолинсы, живет мастер Бай Юйфэн, который хотя и не является монахом, но знаком с тайными традициями ушу. Цзюэюань решает немедленно отправиться в Лоян, а Ли Соу, взяв с собой сына, присоединяется к нему. В Лояне они нашли Бай Юйфэна, и уже вчетвером подошли к воротам Шаолиньского монастыря.
Бай Юйфэн действительно оказался знатоком многих закрытых методов ушу, и поселеившись в Шаолиньсы, начал передавать их монахам, прежде всего самому Цзюэюаню. Через несколько лет Цзюэюань мог без труда увернуться от летящего в него копья, кулаком разбивал каменные плиты, ударом пальца проделывал углубление в камне, дробил гальку в порошок у себя на ладони, великолепно владел всеми шаолиньскими видами оружия. От Бай Юйфэна он к тому же перенял искусство боя пяти животных, которое до этого времени не входило в Шаолиньский арсенал.
Долгими годами по крупицам воссоздавал Цзюэюань шаолиньские искусство. На основе самого раннего шаолиньского комплекса «18 рук архатов» он разработал принципиально новый комплекс в 72 базовых приема (или в «72 руки», как тогда обозначалось понятие прием или связки приемов). Затем, дополнив его при помощи своих учителей, он создал систему, в которую вошли 173 приема, ставших классикой шаолиньского ушу.
Система Цзюэюаня выглядела следующим образом. 18 классических приемов были расширены до 18 базовых связок или «дорожек» - лу, имеющих завершенный вид короткого комплекса. Каждая «дорожка» включала 18 приемов, и таким образом получалось 324 приема - практическое удвоение 173 «рук», если отбросить повторяющиеся движения.
Арсенал шаолиньского искусства значительно расширился. Многие приемы уже представляли немалую сложность для освоения, так как требовали хорошей гибкости, координации движений, большой резкости, динамичного и «взрывного» выброса силы во время удара. В свою очередь, это потребовало введения в монашеский комплекс тренировки новых разделов «внутреннего искусства», о чем мы расскажем чуть позже.
Уже при жизни Цзюэюань был канонизирован монашеским братством, и его называли не иначе как «высокомудрый» или «высокопросветленный Цзюэюань». Полностью его система не дошла до нас, тем не менее, некоторые приемы, которые ввел Цзюэюань, и сегодня используются шаолиньскими монахами. Они известна, в частности, в виде парного комплекса «72 приема Цзюэюаня» - одного из наиболее полных собраний шаолиньской техники реального боя (саньда). Обращает на себя внимание большое количество ударов ногами, которые зачастую наносятся по два-три в одной связке, например, чередование ударов ногой в колено и в шею противнику. В более ранней технике шаолиньских или каких-то других школ мы этого не встречаем. В комплекс вошли даже броски с упором стопы в живот ("Толкать ногой Небо"), броски через бедро с захватом шеи ("Взвалить камень на спину"), освобождения от захватов рук, корпуса, головы, ноги. Бой проводился на очень близкой дистанции, зачастую - просто вплотную, поэтому плотность ударов была сравнительно высока. Цзюэюань вводит в практику широкий круговой удар ногой пяткой в голову изнутри наружу, который в те времена образно назывался «архат косит высокую траву».
Слава Цзюэюаня оказалась столь велика, что сразу после его смерти перед его портретом совершались такие же ритуалы, как и перед изображениями Будды. В монастыре ходит легенда о том, что будучи уже глубоким старцем, Цзюэюань собрал монахов и воскликнул: «Мне кажется, я начал чувствовать истину боевого шаолиньского искусства. И сегодня я достигну через него окончательной внутренней реализации - «освобождения». После этого от него вдруг распростарилось яркое ло сияние, а затем свет внезапно потух. Изумленные монахи увидели, что на том месте, где только что стоял Цзюэюань, никого нет.
Из хроник очевидно, что основным носителем знаний по ушу стал Бай Юйфэн. В пору встречи с Цзюэюанем ему уже перевалило за пятьдесят лет. Родился мастер Бай в зажиточной семье землевладельца и всю свою молодость он провел в родном городе Тайюани, который является столицей провинции Шаньси. Но однажды дом его сгорел и Бай Юйфэн он был отправиться скитаться по Китаю, обучаясь во многих народных школах ушу, пока судьба не занесла его в город Лоян.
Придя под сень стен Шаолиньсы, Бай Юйфэн принимает монашеское имя Цюъюэ - «Осенний месяц», имея в виду свой немолодой возраст. Более десяти лет пробыл он в монастыре, обучил не только Цзюэюаня, но и многих других монахов,
Прежде всего Бай Юйфэн дополняет шаолиньскую школу большим разделом, называющимся «13 шаолиньских захватов» и включающим болевые захваты, заломы, надавливания на точки. Так как сам Бай Юйфэн специализировался на технике подражания животным, то и все захваты реализовывались через движения подражания животным - «летящий дракон», «извивающаяся змея», «взлетающая ласточка», «сидящий тигр», «феникс, расправляющий крылья», «резвящаяся обезьяна», «удар головой барса», «лягающаяся лошадь», «укус аиста», «когти орла», «опускающийся на землю буйвол», «легкий заяц», «удар пяткой петуха». Всего, таким образом, получалось тринадцать базовых форм - «тринадцать захватов». /Цзяньмин ушу цыдянь (Краткий словарь ушу), Харбин, 1986, с. 25./
Но Бай Юйфэн не ограничился лишь «захватами животных» и постепенно разрабатывает систему «боя пяти животных». Через несколько лет он составляет один из самых обширных трактатов шаолиньского канона «Утонченные требования к пяти стилям» ("Уцюань цзиньяо"), где описывает систему боя на основе повадок пяти животных - тигра, леопарда, дракона, змеи и журавля. Бай Юйфэн решает пожертвовать «похожестью» на животных, отказавшись от прямой имитации повадок в пользу боевого аспекта. По сути, животные превратились в символы, навеянные ритуализацией китайской архаики, деформацией ранних танцев. Сохранился лишь определенный характер движений, например, «яростный» прыжок как у тигра или «гибкость» как у змеи.
Но дадим слово самому Бай Юйфэну, а точнее трактату «Утонченные требования к пяти стилям», который традиция приписывает этому человеку.
Стиль дракона воспитывает дух или духовное поле человека (шэнь). «Во время тренировки нет необходимости в использовании силы всего тела, лишь еле слышно, как ци клокочет в даньтянь, наполняя все тело движением. Руки спокойно опущены. Пять центров находятся во взаимосоответствии (т.е. центры обеих ладоней, стоп и центр корпуса, между которыми устанавливается энергетическая связь - А.М.). Будь подобен дракону, странствующему в пустоте, и безграничен, словно Небо и Земля».
Стиль тигра укрепляет кости человека. Он включает много мощных прыжков и ударов «лапой тигра», подходит для людей физически крепких. «Во время тренировки необходимо, чтобы ци бурлило, наполняя все тело. Руки крепко напряжены, поясница наполнена. Единое ци пронизывает все тело, циркулируя от начала и до конца без малейших перерывов. Подъемы и опускания ци внутри организма соответствуют движениям во внешней форме, а гневный взгляд усиливает ее. Форма подобна тому, как яростный тигр выходит из леса и своими ударами когтей сносит горы».
Стиль леопарда особый упор делал на развитие физической силы и считался «жестким» стилем. Леопард наносит удары размашистыми «рвущими» движениями «когтей» или предплечий, будто разъяренное животное бьет хвостом. «Леопард не то же самое, что и тигр, но по своей силе подобен мощи тигра. Леопард предпочитает прыжки, а его поясница к тому же не столь слаба, как у тигра. Во время тренировки необходимо все подъемы и опускания (т.е. изменения уровня тела - А.М.) выполнять в невысокой стойке мабу. Все тело сотрясается от силы, кулаки крепко сжаты, пальцы словно медные крюки и металлические копалки, поэтому в форме леопарда используется много ударов кулаками и зовется эта форма также «Кулак золотого леопарда».
Четвертый стиль - стиль змеи по своему техническому рисунку был полностью противоположен стилю леопарда. Им занимались монахи, обладающие повышенной гибкостью тела и подвижностью суставов. Этот стиль требовал великолепной работы корпусом - наклонов, вращений, волнообразных движений поясницей, а также постановки специального дыхания, выполняемого с небольшим шипением. Большинство ударов наносилось двумя или одним пальцем по болевым точкам, в глаза, горло, пах. Считалось, что стиль змеи тренирует ци или дыхание, а Бай Юйфэн объяснял: «Подъемы и опускания, вдох и выдох ци в основном предназначены для омовения и успокоения мягкой пищи... Лишь столкнешься с соперником, как твое ци тотчас сгущается, и можно одержать победу даже над самым отчаянным смельчаком. Имеющий опыт поймет это сам. От упражнения ци появляется гибкость тела, руки находятся в движении, поясница извивается, а два пальца как жало совершают надавливания, опускаются и поднимаются как раздвоенный язык змеи».
Пятая форма - форма аиста считалась самой многоплановой. Она "пестовала семя-цзин" и требовала установления взаимокоординации между различными частями тела, уже не столько на физическом, сколько на энергетическом уровне. «Семя аиста произрастает из ступней, но дух его проистекает из спокойного состояния сознания. Поэтому упражняясь в этой форме, необходимо очистить семя и сделать свой дух подобным стали». /Дэцянь. Шаолинь гунфу цыдянь (Словарь Шаолиньского гунфу), с. 154-156/. Это значило, что в форме аиста сочетались два типа тренировки - развитие внутренних энергетических связей, «напитывание» от земли через ступни и тренировку сознания, приведение его в предельно спокойное, незамутненное состояние.
Под влиянием этой ранней формы, введенной Бай Юйфэном, позже возникло немало известных шаолиньских комплексов, связанных с пятью священными животными, например, «Кулак пяти форм» (Усинцюнь), «Пять форм и восемь способов» (Усин бафа цюань). Последний комплекс стал базовым таолу, входившим в обязательную программу шаолиньских монахов.
Шаолиньская школа стала постепенно отходить от использования грубой, прямолинейной силы, вводя в свой арсенал много мягких уходов, отводящих движений, обходов противника. Поговорка, возникшая в монастыре при Бай Юйфэне, так объясняла эти требования мягкости в поединке: «Сильный не одолеет знатока кулачного боя, знаток кулачного боя не одолеет того, кто знает специальные методы тренировки; тот, кто знает специальные методы тренировки, не совладает с тем, кто знает полную методику школы. Но даже тот, кто знает полную методику школы, не одолеет того, кто посвящен в Искусство».
Трое бойцов - Цзюэюань, Бай Юйфэн и Ли Соу дали монахам обновленную стройную систему ушу, значительно углубив ее понимание как пути проникновения в самые сокровенные пространства внутреннего мира человека. И таким образом, конец династии Сун ознаменовался небывалым взлетом шаолиньского ушу. На основе этой системы вы пестовалось немало замечательных усэнов, ставших известными своими подвигами по всему Китаю. Среди них был и сын Ли Соу, ушедший вместе с тремя друзьями из родных мест в Шаолиньский монастырь и принявший монашеское имя Дэнхуэй - «Светильник мудрости». Современникам он запомнился благодаря своему удивительному искусству метания особого оружия «бяо», которое представляло собой наконечник стрелы. Его носили либо в кармане, либо за отворотом монашеской одежды, принадлежал бяо к тайному или «темному» оружию (аньци). Дэнхуэй упражнялся во владении бяо более десяти лет, после чего, «попадал из ста бросков в цель сто раз», за что и получил прозвище «Чудесный бянь». Другой известный боец той эпохи Цзунинь попадал выстрелом из лука в глаз сопернику более чем со ста шагов. /Дэцянь. Шаолинь усэн чжи (Жизнеописания монахов-бойцов Шаолиньского монастыря), с. 35-36/.
Стали заниматься в Шаолине и специальными разделами «внутреннего искусства» (нэйгун), предназначенного для управления ци и успокоения сознания в приложении к ушу. Эти методы в стенах монастыря никогда не существовали как самостоятельный раздел, но постепенно вышли из недр буддийской медитации. Истории рассказывают, что именно Бай Юйфэн начал использовать буддийские методы психотренинга в тренировках ушу. Так формировалась истинная шаолиньская школа.




Copyright 1997 ® A.A.Maslov; All rights reserved. Полное или частичное воспроизведение возможно только с письменного согласия автора.

gripp-paragripp-adenovirusnaya-infekciya.html
grishka-babnik-boris-sichkin-ya-iz-odessi-zdraste.html
grizhi-i-grizhesechenie-pri-intravaginalnih-grizhah.html
grizlov-b-v-monitoring-smi-1-aprelya-2008-g.html
grizlov-b-v-monitoring-smi-12-yanvarya-2007-g.html
grizlov-b-v-monitoring-smi-14-sentyabrya-2007-g.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-3meri-profilaktiki-narkomanii-i-toksikomaniiv-sisteme-zdravoohraneniya.html
  • grade.bystrickaya.ru/mongoli-nikolaj-rerih.html
  • bukva.bystrickaya.ru/raschet-informacionnih-harakteristik-istochnikov-soobshenij-signalov-i-kanalov.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/zakon-respubliki-kazahstan-ot-08-07-2005-n-66-3-o-gosudarstvennom-regulirovanii-razvitiya-agropromishlennogo-kompleksa-i-selskih-territorij.html
  • desk.bystrickaya.ru/podsoedinenie-drugih-komponentov-ustrojstvo-radiopriemnoe-onkyo-pha-10-45-rukovodstvo-po-ekspluatacii.html
  • doklad.bystrickaya.ru/usherb-ot-pozhara-v-torgovom-komplekse-v-lesosibirske-previsil-50-mln-rublej-internet-resurs-itar-tasscom-22022012.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tematicheskij-plan-kursa-lekcij-mesto-kursa-v-sisteme-disciplin-opredelyonnogo-cikla-kurs-lekcij.html
  • nauka.bystrickaya.ru/uroven-obuchennosti-uchashihsya-po-stupenyam-obucheniya-publichnij-doklad.html
  • education.bystrickaya.ru/1-opisanie-punkta-povestki-dnya-stranica-3.html
  • gramota.bystrickaya.ru/x-funkciya-f-dostigaet-svoego-absolyutnogo-minimuma-vnutri-x.html
  • studies.bystrickaya.ru/avtomatizirovannie-sistemi-upravleniya-tehnicheskimi-sredstvami.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/mou-sosh-35-stanici-novominskoj-kanevskogo-rajona-v-2009-2010-uchebnom-godu-stranica-7.html
  • thesis.bystrickaya.ru/programma-pedagoga-sostavitel-uchitel-kubanovedeniya-osipenko-e-i.html
  • institut.bystrickaya.ru/tema-uroka-kol-urokov.html
  • textbook.bystrickaya.ru/klubnij-donor-rossijskaya-blagotvoritelnost-v-zerkale-smi.html
  • textbook.bystrickaya.ru/gosudarstvennij-komitet-soveta-ministrov-sssr-po-voprosam-truda-i-zarabotnoj-plati-stranica-17.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/razdel-2-mezhbyudzhetnie-otnosheniya-i-kodeks-respubliki-kazahstan-ot-24-aprelya-2004-goda-n-548.html
  • letter.bystrickaya.ru/mifologicheskoe-i-realnoe-puti-vibora-nomer-303-smert-pered-televizorom-yubilej-otkritiya.html
  • literature.bystrickaya.ru/chast-4-k-a-p-i-t-a-n-t-i-g-r-plutishkina-skazka.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/leumettk-ekologiyani-damu-kezeder.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/nablyudenie-za-resheniem-problem-v-hode-diskussii-ispolnitelem-roli-spikera-socialnaya-psihologiya.html
  • testyi.bystrickaya.ru/5311-analiz-dejstvuyushih-norm-zakonodatelstva-reguliruyushih-investicii-za-rubezh.html
  • doklad.bystrickaya.ru/voprosi-k-referatu-ponyatie-etiket-ego-rol-i-znachenie-v-processe-delovogo-vzaimodejstviya.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tehnologiya-konstrukcionnih-materialov-stranica-5.html
  • books.bystrickaya.ru/bread-and-butter-letter-blagodarstvennoe-pismo-bryanskaya-oblast-dubrovskij-rajon.html
  • assessments.bystrickaya.ru/bibliotechnoe-delo-bibliotekovedenie-bibliografiya-bbk-78-byulleten-novih-postuplenij-za-dekabr-2010-goda.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/parodiya-v-aspekte-intertekstualnosti-chast-8.html
  • pisat.bystrickaya.ru/sravnitelno-istoricheskoe-yazikoznanie-hh-veka.html
  • desk.bystrickaya.ru/osen-vremya-vibora-sotni-molodih-lyudej-zadayutsya-voprosom-kuda-pojti-uchitsya-b-spinoza-pisal-lya-togo-kto-ne-znaet-kuda-plivet-nikakoj-veter-ne-budet.html
  • holiday.bystrickaya.ru/mindell-koma-klyuch-k-probuzhdeniyu-stranica-6.html
  • notebook.bystrickaya.ru/internet-resursi-gosduma-rf-monitoring-smi-29-sentyabrya-2006-g.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/ledohod-na-obi-nochyu-dostig-tomskoj-oblasti-tom-vskroetsya-v-techenie-sutok-mchs-informacionnoe-agentstvo-ria-novosti-14042011.html
  • reading.bystrickaya.ru/macromolecular-theory-and-simulations-2004-v-13-no-6-p-487-496-biochemistry-moscow-series-a-membrane.html
  • turn.bystrickaya.ru/partizanskij-kotel-ezhednevnij-monitoring-smi-oao-rao-energeticheskie-sistemi-vostoka-29-dekabrya-2009-goda.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/programma-gosudarstvennogo-ekzamena-po-ugolovnomu-pravu-dlya-studentov-specialnosti-030501-yurisprudenciya-ochnoj-i-zaochnoj-form-obucheniya.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.